Юрий Володарский: Заключительный план

От: raven000
14fb7b9b

Юрий Володарский

Кинопамятников Володарскому – сотни. Кинофильмы по его сценариям стали классикой: «Проверка на дорогах», «Мой товарищ Евгений Лапшин», «Свой среди посторонних, посторонний среди своих».

Не пропал он и в новой действительности. Благодаря Володарскому возникли всем знаменитые кинофильмы «Утомленные солнцем-2», «Обитаемый остров», «Мы из будущего», телесериалы «Штрафбат», «Вольф Мессинг: видевший через время», «Достоевский»… Наименования можно перечислять, а сами по себе они недостаточно что могут сообщить о человеке. Сценаристы вообще недостаточно установлены, впрочем с них все и стартует. Они находятся в тени, все лавры добываются артистам и режиссерам. Ими и сделаем это.

Первая звезда, которая сможет помочь, выражаясь квалифицированной терминологией Володарского, открыть характер богатыря – Владимир Высоцкий. С стихотворцем писатель познакомился в 1962 году. Володарский тогда только что кончал с жизнью грузчика на сладком автозаводе. Его «рассказики» сразили приемочную комиссию ВГИКа, принявшую решение взять профессионального молодого человека на сценарный департамент. Высоцкий и Володарский повстречались невольно, в баре. Кто-то кого-то рекомендовал угостить, затем обозначить знакомство, и закрутилась дружба длиною в 20 лет.

Они, можно сообщить, совместно основали дом. Мария Влади планировала иметь в Подмосковье дачу, а из-за нее же участок Высоцкому никоим образом мешали. Тогда Володарский рекомендовал юным основаться на собственном. Соседям заявил, что рубленая постройка – грядущая библиотека. А ни жить, ни работать в данном жилище никому не понадобилось. Заключительный гвоздь вколотили в 80-м, когда Высоцкого не стало. Сыновья стихотворца позднее разложили дом и транспортировали на собственные сотки.

Пока, кинематографу родственность Высоцкого с Володарским ничего не позволила. Они разработали историю под наименованием «Венские каникулы» о 4-х пленных, которые несутся из германского стана, а далее сценария дело не пошло. Настоящий шанс смешаться в созидательном экстазе был, когда Алексей Герман готовился снимать «Проверку на дорогах».

Володарский считался, что вид Александра Лазарева сообщал под собственного приятеля, а Герман не поддался на увещевания сценариста, поясняя, что Высоцкий усмирит его, начинающего режиссера. А основное, он – человек выпивающий, следовательно, нестабильный, может оборвать процесс. «Герман избрал Заманского – самого размеренного из всех претендентов», – помнил создатель.

Володарский дружил и с Германом. Их раздражали – они крепли. «Проверка на дорогах» пролежала на полке 15 лет, «Иван Лапшин» немного меньше – 9. Затем совместно за те же кинофильмы Володарский и Герман приобретали Госпремию. А далее пути-дорожки сценариста и режиссера разошлись. Володарский был человек подрывной, Герман, мягко выражаясь, – не сильно снисходительный. Предлогом к тому, чтобы коса обнаружила на камень, стало ужасное отношение Германа к Никите Михалкову.

Володарский, будучи старше Михалкова всего на 3 года, чувствовал к нему отцовские ощущения. Дело в эксперименте, которого у сценариста на день знакомства было все же больше. К примеру, когда пришла пора снимать «Свой среди посторонних…», Михалкову дали повестку в военкомат. Требовать отца, чтобы тот отмазал его от армии, он не пожелал. Тогда Володарский получил режиссера-дебютанта за руку и повел к Сергею Бондарчуку. Тот позвонил начальнику Генштаба В. Куликову. Куликов весьма возрадовался просьбе. Мужики-то не могли знать, что полководец переносить не в состоянии Сергея Михалкова. И с превеликим удовольствием послал сына собственного врага служить куда далее, на Камчатку.

Самую важную работу ближайшего времени Володарский реализовал с кинопродюсером, режиссером Анатолием Досталем.

– Юрий Яковлевич ужасно недоумевал, отчего находились люди, бранившие «Штрафбат», – припоминает Досталь. – Его осуждали в том, что он кинул память, опорочил геройский поступок. Это вообще бешено: все, что имеет связь с борьбой, для Володарского было божественно… Про штрафников он мне говорил еще в русское время. По моему мнению, Юрий Яковлевич никогда в жизни не проводил свой отдых и мог работать одновременно над некоторыми сценариями. Когда я вопрошал, как такое вероятно, особенно в его возрасте, отшучивался: «Один на даче сижу. Чем мне еще заниматься?» И так до последнего дня…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вернуться к Верх