Кальтенборн: У Заубер принципиальные проекты

От: raven000
14fb7b9b

Кальтенборн

В новой для себя функции первая в истории Формулы 1 женщина-босс команды сообщила о сменах в собственной жизни…

Вопрос: Ваше общее имя Мониша Кальтенборн Наранг. Отчего вы нечасто применяете вторую часть фамилии?
Мониша Кальтенборн: Действительно, мне нравится индусское имя. Мое возникновение и материнская семья очень много означают для меня, потому я не планировала отказываться от фамилии Наранг. С иной стороны, нужно признать, что в повседневных деловых операциях применять парную фамилию нереально, поэтому я нечасто представляю общее имя.

Вопрос: Что означает для вас Гран При Индии?
Мониша Кальтенборн: Мне нужно разграничивать квалифицированную и собственную сферу. С позиции спорта и Заубер F1 Team, Гран При Индии – это одна из автогонок года, к которой мы готовимся более скрупулезно, чем к любой иной, и возлагаем надежды достичь предельного итога. С собственной позиции всё совершенно по-другому.

Я со специальным нетерпением ожидаю раунда в родимый стране. Так как по работе я должна двигаться с командой на все автогонки года, я не имею времени на странствие в Индию. Пока я обучалась в школе и институте, я периодически заезжала домой. Мы с супругом отметили свадьбу в Индии – у нас был замечательный и весьма жизнерадостный порядок. Я весьма привязана к родимый стране.

Вопрос: У вас появится возможность проведать семью и приятелей по ходу гоночного выходного?
Мониша Кальтенборн: В 2018 году по ходу гоночного выходного у меня не будет времени на собственные поездки, а я прибуду, как минимум, на день ранее, чтобы провести определенное время в Нью-Дели: я буду находиться на многих пресс-конференциях. Я захожу в комиссию ФИА «Женщины в автоспорте», и буду принимать участие в событии платформы «Формула 1 в школах».

Вопрос: Какие у вас мемуары об Индии?
Мониша Кальтенборн: Разумеется, они о отличном детстве. Я была одним малышом в семье, бабка с дедушкой меня регулярно шалили. У нас были 3 отличных собаки. До 8 лет я шла в высочайшую школу для девушек Велхэм, в близком городке Дехрадун. Это один из самых старых мегаполисов в южной части Индии, он оставил большое количество извечных обычаев. У меня было очень много приятелей, таким образом это было весьма успешное время. Но в 1979 году опекуны приняли решение уезжать, чтобы предоставить мне улучшенное формирование.

Вопрос: Отчего ваши опекуны приняли решение перебраться в Австрию?
Мониша Кальтенборн: Вначале мы рассчитывали основаться в англоговорящей стране. Но первой приостановкой на нашем пути стала Вена: дядя отца работал в агентстве по ядерной энергии. Нам там приглянулось, потому мы приняли решение остаться. Меня сразу послали в австрийскую, а не в интернациональную школу, потому я быстро учила язык и встроилась в сообщество. После данного я научилась в Вене на адвоката и утвердила австрийское гражданство, у которого очень много преимуществ. Разумеется, у меня очень много нитей с Австрией – в конечном счете, я провела там существенную часть жизни.

Вопрос: Вам удалось оставить индусскую культуру и ум, проживая в Европе?
Мониша Кальтенборн: Не полагаю, что я когда-нибудь позабуду о собственных корнях. Так или иначе, мое возникновение без проблем отгадать, просто глянув на меня. Помимо этого, я полагаю, что оставила покой и явность, присущие жильцам Индии. Это предполагает увольнение от отрицательных эмоций и концентрацию на удачном будущем – эти качества очень актуальны в настолько конкурентной среде, как Формула 1.

Мое познание хинди не настолько основательно, как мне бы желалось. Все-таки, временами я пытаюсь рассуждать с детьми на хинди. Моему сыну двадцать лет, а дочке – 7, мне бы желалось, чтобы они изучили язык. Всё же из моих опекунов преподаватели лучше, чем из меня.

Вопрос: Как принципиальна Формула 1 в Индии?
Мониша Кальтенборн: В сути, каждому спорту трудно основаться в Индии,  занять собственную нишу рядом с крикетом. А я думаю, что в течение года, прошедший с дебютной автогонки, энтузиазм к Формуле 1 существенно повысился. В любом случае, про это говорит энтузиазм прессы к нашей команде. Индия, с ее мобильной цивилизацией и технологичным изготовлением, на самом деле обнаружила собственное место в календаре первенства, где заняты настолько квалифицированные техники. Это понадобится и Формуле 1, и Индии.

Вопрос: Что вы размышляете о шансах Заубер в Гран При Индии?
Мониша Кальтенборн: Форма автотрассы многим напоминает корейскую. Тут есть неспешные и стремительные повороты, и достаточно долгая прямая. В следующий выходной может быть теплее, чем в прошлый, потому Пирелли привезет различные по жесткости составы – Софт и Hard, а не SuperSoft и Софт, которые мы применяли в прошлый выходной. В конечном итоге команды сумеют выбрать сбалансированный вариант из большого спектра вероятных стратегий. Трудно сказать, что данная автотрасса отлично нам подходит, однако у нас не должно появиться особенных неприятностей. Я убеждена, в данный выходной мы заработаем много очков.

Вопрос: Приближается к концу первая неделя вашей работы в роли управляющего команды. Как важен для вас данный шаг?
Мониша Кальтенборн: Я весьма признательна Петеру Зауберу за проявленное доверие. Я тянулась к данному шаг за шагом. В 2000 году я возглавила юридический департамент компании, а в 2001-м стала членом Совета Начальников. В 2010 году меня установили директором, а с конца 2011-го я обладаю четвертую активов компании.

Вопрос об уходе Петера Заубера от каждодневного ведения бизнеса встал чуть раньше, таким образом данный шаг достаточно давно готовился. Я отлично осознаю, что из себя представляет обязанность за организацию, которая есть не менее сорока лет и теперь 20 лет играет в Формуле 1.

Вопрос: Вас принимают, как управляющего команды?
Мониша Кальтенборн: С позиции квалифицированной работы, пол без разницы. Помимо этого, я достаточно давно принимаю участие в данном деле и не полагаю, что ко мне будут относиться как к девушке, а не как к шефу. Тем, кто не так давно оказался в данном бизнесе, может понадобиться определенное время на то, чтобы образовать соображение обо мне, а это оперативно наладится.

Вопрос: Как вам получается кооперировать работу и заботу о семье?
Мониша Кальтенборн: Как правило у меня не появляется неприятностей, впрочем время от времени бывает трудно в координационном и чувствительном плане. Я полагаю важно притягивать к данному детишек. Мы довольно часто созваниваемся в гоночные уик-энды либо вяжемся по Skype – к великой радости, в настоящее время есть такая вероятность. Мой супруг Дженс, мои опекуны и прислуга пытаются восполнить мои систематические отъезды, и им это прекрасно получается. У меня прекрасная технология помощи, а дети очень гордятся моей работой.

Вопрос: Вы удовлетворены достижениями Заубер в этом году?
Мониша Кальтенборн: Гонщики Заубер 4 раза вставали на помост, и сейчас у нас 116 очков, таким образом мы, как приватная бригада, можем очень гордиться собственными достижениями. Разумеется, в определенных автогонках не все тянулось по проекту, иногда мы утрачивали значительные очки. Всё же, мы смогли сделать прекрасную автомашину – Заубер C31 конкурентоспособна на всех видах автотрасс. Определенные полагают нашу автомашину лучшей на исходной сетке.

Принципиально оставить данный уровень представлений в остальных автогонках. У нас принципиальные проекты – мы намерены завершить год на 5-ой строке Приза конструкторов, и я доверяю в команду, которая действует в Хинвиле, и в тех, кто работает на автотрассе по ходу гоночных уик-эндов, и в наших пилотов – Камуи Кобаяши и Серхио Переса.

Вопрос: Что вам лично более всего запомнилось в 2018 году?
Мониша Кальтенборн: Чтобы ответить на данный вопрос, я должна на 1 момент забыть о собственной объективности, так как финиш Камуи Кобаяши на 3-ем месте в Японии был очень чувствительным фактором!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вернуться к Верх