Когда девушка получает больше мужчины

От: raven000

Перис Хилтон Отчего мужчины не обожают женщин-бизнесменов и женщин-политиков? Вполне может быть, поскольку те, по их мнению влезают не в собственную область? Быть может, поскольку девушка на командных должностях утрачивает капельку женственности?

Я полагаю, что мужчины просто-напросто опасаться. Опасаются женского результата, так как пристрастились в глубине души, довольно часто не сознаваясь себе в данном, обесценивать девушку. Социальный результат девушки, будто бы, ставит под вопрос их дары и вероятность быть удачными — мужская гордыня (самомнение) мучается. Можно, также, вспомнить про несчастный мужской национализм и семейные обычаи сообщества: общественно разрешенный вид мужчины как заступника, добытчика и кормильца семьи — данный вид в добром здравии и до настоящего времени и производит существенное воздействие на души, к слову, не только лишь парней, но также и девушек. В отношении лишней маскулизированности общественно серьезных девушек, пожалуй, можно поспорить: как о какой-то совместной линии — мы, бесспорно, можем про это рассуждать, однако неужели нет девушек играющих важные социальные функции и при этом хранящих собственный женский потенциал? Больше того, я бы заметил и тот факт, что определенные нюансы женственности не в состоянии открыться, совсем, за пределами измерения социальной энергичности девушки и ее социального результата. В середине, концов, давайте вспомним, что когда — то (в определенных цивилизациях и до настоящего времени) культура была патриархальной, что, с моей точки зрения, доказывает идея о существенном (сейчас зачастую не раскрывшемся) потенциале ведущей социальной функции девушки.

Помнится, одна девушка мне сообщала: в случае если ты реальный парень, означает — ты должен зарабатывать больше меня. И мне отчего-то это было страшно досадно. А иная однажды заявила: если б у тебя появилась возможность меня гарантировать, я была бы тебе отличной супругой.

Мне отчего-то представляется, что это 2 стороны одной медали.

Когда я слышу такие вещи, формируется ощущение, что люди, похоже, утрачивают ориентиры в осознании самих себя и того, кем они обязаны (либо могут) быть. Что означает быть реальным мужиком? Либо настоящей девушкой? Кто примет на себя риск, находясь в разумном разуме, ставить истинный формат мужского либо женского действия? Похоже, что люди сильно отчуждены от самих себя, лишены осознания собственного назначения а, потому, дезориентированы и чтобы, избежать головокружения и утраты баланса, цепляются за некоторые конвенциональные, закоренелые стандарты «мужского» и «женского».

Денежные средства (и их число) — один из подобных стандартов, относящихся к измерению маленького в жизни наших близких и нас самих. Да денежные средства стали знаком силы, могущества, результата и:мужественности. Случился трюк — денежными средствами, оказывается, можно отныне определять твердость, как число картошки кг. Соединение вида мужественности с стилем денежных средств — очень нездоровая для человека (как для мужчины, так и для девушки) линия. Я бы представил данный процесс «коррупцией» мужественности. Коррупцией, в которую, как досадно бы это не звучало, придают собственный вклад и сами девушки когда рассказывают такое («в случае если ты реальный парень, означает — ты должен зарабатывать больше меня» либо «если б у тебя появилась возможность меня гарантировать, я была бы тебе отличной супругой»).

На Востоке, рассказывают, с данным легче. Однако у нас не Восток, у нас РФ с собственным умом, с собственными, «наиболее прекрасными во всем мире» девушками.

Нет, элемент конкуренции, конечно же, неминуем. Вспомните по крайней мере смешные рассказы про девушек в автомобиле. Однако согласитесь, данная конкуренция обоюдна. И многим мужчинам представляется, что женский мир назвал им войну, стараясь обосновать их бедность. А как быть, когда данная битва стартует в самой семье?

В случае если и есть что — то безудержное для девушки (безудержное для ее женственности) в ее стремлении социального результата и признания, так это конкуренция с мужчинами, конкуренция, которая питается завистью к мужчине и его достижениям. Данная ревность, в некоторой степени, оправдана, в случае если вспомнить про мужской национализм и дискриминацию девушек однако в отдельных случаях, это ощущение совершенно иррационально и базируется на невротических переживаниях относящихся к начальным (детским), запрещенным внешним столкновениям девушки в отношении принятия собственной женской функции. Что же касается парней, то их также не проходят стороной иррациональные ужасы сопряженные с девушкой. Долгое время связи небольшого парня от Девушки (мамы либо бабули) прикладывают собственный след на психику мужчины: в глубине собственной души парень всегда испытывает инцидент, инцидент между стремлением связи и повиновения девушке и открывания в собственном детском «Я» и стремлением путча против власти Мамы (и девушки, вообще) и ужаса, что это мятеж и независимость будут не достижимы, то ли в силу необыкновенной власти Девушки, то ли в силу своих активных желаний подчинится власти Девушки.

В семьях, в большинстве случаев, изображенная динамика имеет место быть, в сокрытом, довольно часто безотчетном виде, в большинстве случаев, не нарушая пределов разумных разумных отношений. В случае если изображенные инциденты, в силу неких наружных либо внешних причин, делаются не контролируемыми — появляется то тягостное положение злобы либо битвы, которое, но, не лишено скрытого удовольствия отреагирования по отношению к компаньону злопамятных и злых эмоций.

В семье все было отлично. Супруг получал денежные средства, супруга находилась с 2-мя детьми, временами заменяемая бабулей. Идиллия закончилась, когда супруга пошла работать по квалификации и у нее стартовал служебный подъем. Вначале супруг острил, затем начал брюзжать, когда заработная плата супруги стала существенно превосходить его, в семье стартовали немотивированные дебоши. При этом главным поводом было: <ты не предпочитаешь меня&ДжиТи;, <у тебя кто-то есть&ДжиТи; и прочие. со стороны супруга. Муж начал намного реже находиться дома, затем запил, и все уверения супруги <у нас все будет прекрасно&ДжиТи;, не действовали. В настоящее время семья на грани развода, плюс к тому, супруга вот-вот прогонят с работы. Как быть девушке в этом случае?

Девушке, необходимо, осознать, что она не повинна, что неприятность в ее супруге. Парень, в этом случае, впал в склероз, так как ощутил себя нерешительно. Уменьшилась его самомнение, после чего он почувствовал, свою мелкость и бесполезность. У него появились выдумки о том, что супруга прекратила его оценивать и ценить («ты не предпочитаешь меня») и, следовательно, размышляет о иных мужчинах «более удачных», «прошедших» и т.п. Что же касается того, как быть девушке, то я бы высказался так: размышлять необходимо не только лишь девушке, но также и мужчине, так как мужчине принципиально в похожей обстановки не скидывать груз ответственности за семью на женские плечи, а скопить все собственные силы и показать, в конце концов, собственную твердость. Однако лишь показать ее не в схватках с собственной супругой, в воле к тому, чтобы управиться с собственной слабостью, показавшей себя в фигуре невроза. Я полагаю, что при таких раскладах не справиться без помощи квалифицированного специалиста по психологии.

Однажды супруг получал очень много денежных средств и питал всю семью. Однако наступили другие времена, и заработная плата, которая представлялась большой, стала маленькой. Супруга пошла работать и получает в несколько раз больше супруга. Однако супруг, представляется, совершенно не опечален этим прецедентом. В ответ на предложение супруги подыскать что-то лучше, он лишь дивится: «Для чего? Денежные средства же есть». «Как твоя мужская гордыня?» «При чем здесь гордыня!» В итоге в семье стартовали инциденты, а супруга так и не в состоянии осознать логичного, на ее взгляд, действия супруга.

Я заявлял о, довольно часто, сокрытом детском стремлении мужчины покориться девушке и начать находиться в зависимости от нее, находиться в зависимости не только лишь чувственно, но также и реально: как малыш, который полностью, находится в зависимости от мамы. Во совершеннолетней жизни мужчины, временами, могут появляться обстановки, своего рода, искуса — искуса отыскать «мамку» и «быть при ней». Для мужчины это, бесспорно, регрессивное положение, замедляющее его эмоциональное и социальное формирование. Временами мужчины с подобным «исходным комплексом» невольно разыскивают и предпочитают себе в компаньоны крепких и убежденных девушек, на которых можно «понадеяться».

Жила-была восхитительная пара. Он был предприниматель, она — дизайнер. 3 года они протянули в любви и согласии, породили хорошей дочку, однако здесь супруг ужасно умер. Родные его были не настолько благородны, и ободрали вдовствую как липку, оставив ей лишь обнаженные стенки, старый морозильник и дочку. Однако девушка не стала отчаиваться: через 6 месяцев ее картины успешно стали реализовываться как в РФ, так и за границей, она раскрыла собственную небольшую галерею. Однако с собственной жизнью у нее не выходит. Она заявила: я выйду лишь за парня, который получает по крайней мере вдвое больше меня. Пожалуй, такие мужчины есть, и их не мало. Однако за 7 лет ей так никого и не удалось отыскать. А на иных она даже не глядит, говоря, что с теми, кто не достиг ничего в жизни, она соединяться не будет.

Когда человек достигает результата, непринципиально парень это либо девушка, ему хочется лицезреть рядом с собой также удачного человека, который бы уталял сформированным условиям к уровню доброго формирования и социального расположения. Но, в случае если эти условия делаются чересчур твердыми («он обязан зарабатывать вдвое больше» и т.п.) мы вправе размышлять о невротических (измененных) условиях, утолять которые мужчине нет резона (чем, вероятно, обуславливается одиночество данной девушки). Есть девушки, которые всю собственную жизнь разыскивают в иных мужчинах Папу, и, в большинстве случаев, его не видят если и считают, то оперативно утрачивают, обретая сожаление в мужчинах либо внутри себя. Такой формат отношений взрослых парней и девушек («дочка-Папа»), более берем на себя сообществом, чем обратное («сын-Мама»), впрочем, с позиции, специалиста по психологии считается более патологичным, мешающим девушке остепениться и приобрести себя.

У супруга стартовали неприятности на работе. Супруга пошла зарабатывать, и за 6 месяцев ее заработная плата повысилась так, что она стала зарабатывать гораздо больше супруга. Она приняла решение, что лучше будет, в случае если супруг посидит дома с ребенком — попутно и передохнет. Однако скоро дома стартовали дебоши. Ей понадобилось специально принять на работу няньку для малыша. Затем она нашла, что супруг начал терять ее денежные средства «как собственные», приобретая не нужные, согласно ее заявлению, вещи. Дебоши стартовали со свежей силой. И закончилось все, когда возвратившись домой во внешкольное время, она нашла брачную измену. Когда она начала говорить о разводе, супруг заявил ей «ты сама повинна во всем. Ты собственноручно уничтожила нашу семью».

Фантастические нарекания! Вероятнее всего, опять таки, парень ощутил себя не полновесным и предпринял попытку поднять собственную «мужскую важность» на другом поприще — в интимных геройских поступках а, попутно, и оскорбить собственную супругу, завистливо отплатив ей за ее социальные успехи.

Девушка стала зарабатывать больше супруга. И нашла, что их жизнь поменялась. Супруг почти закончил находиться дома. Он получил 3 особых приладка, отбивался из сил, однако так и не сумел сровнять уровень собственной зарплаты с заработной платой супруги. Когда та предприняла попытку побеседовать с ним на данную тему, стартовал страшный дебош, в итоге которого супруг попросил от нее уйти с работы. Она отказалась. Супруг съехал от нее и отныне проживает в отдельности.

Еще один образец невротического действия мужчины! Он ощутил опасность для себя в удачливости собственной супруги, опасность собственному мужскому самоуважению. Попытка «исключить опасность», попытка, приведшая к «краху», нашла слабо укрываемый ужас этого человека, ужас потерять собственное мужское преимущество и лишиться «чина». Подобному мужчине надо было бы не ждать от супруги уйти с работы, а предпринять попытку понять собственные неприятности и искренно побеседовать про это с супругой. Но «покалякать» не удалось. Неосуществимость побеседовать о том, что делается, что ощущаешь и считаешь, существование «секретных» тем — признак отношений, еще один сигнал невроза, говорящий о том, что в отношениях, что — то не в порядке, что, в какой-то момент, установит под вопрос само существование подобных отношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вернуться к Верх